MENU
Главная » Файлы » Научные статьи » 08.00.00 Экономические науки

Очерк современных представлений о взаимосвязи понятий благосостояние и уровень жизни. Брусова А.С., Ачылов М.Т.
25.05.2012, 20:15
Очерк современных представлений о взаимосвязи понятий благосостояние и уровень жизни

Брусова А.С., Ачылов М.Т.

Ивановский филиал Российского государственного торгово-экономического университета

Ивановский государственный химико-технологический университет, г. Иваново, Россия

Данная статья является продолжением научной полемики по проблеме разграничения сущности таких понятий, как "благосостояние" и "уровень жизни", в которой авторами предпринята попытка обосновать роль теории благосостояния в процессе развития современных представлений об уровне жизни человека.

Ключевые слова: благосостояние, уровень жизни, элементы бытия, ресурсный подход, потребительский подход, теория полезности

В условиях перехода России к социально-ориентированной стратегии развития, когда одной из важнейших целевых установок, как на федеральном, так и региональном уровнях, является достижение общемировых стандартов благосостояния (определено Концепцией долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года), когда устремленность России на повышение уровня благосостояния соответствует Целям развития тысячелетия ООН, одобренным мировым сообществом, разработка теоретико-методологических аспектов проблемы благосостояния приобретает особую актуальность и значимость. Время реализации социально-экономических реформ поднимает вопрос о необходимости переосмысления содержания самой категории общественного благосостояния. Назрела потребность в четком определении ее теоретико-познавательных границ с учетом развития, в первую очередь, теории уровня жизни, которая, наравне с теоретическими основами качества жизни и человеческого капитала, развивается в последнее десятилетие гораздо активнее, оставляя проблемы осмысления сущности благосостояния на периферии.

В связи с вышесказанным, целью данной научной работы является актуализация проблемы, связанной с необходимостью четкого разграничения сущности таких понятий, как "благосостояние" и "уровень жизни", а также выявления их теоретической взаимосвязи. Это, в свою очередь, позволит создать методологическую основу для дальнейших исследований прикладного характера, связанных с оценкой и мониторингом общественного благосостояния, как в регионе, так и в стране в целом.

Анализ научных источников по данной проблематике показал, что существует достаточно много авторских позиций по вопросу теоретического сопоставления трактовок категорий уровень жизни и благосостояние. Достаточно подробно этот вопрос излагается, например, в работе А.Б. Берендеевой [2, с. 26-33]. Кроме того, этот вопрос регулярно поднимается в статьях В.Н. Бобкова и А.А. Подузова. На основе систематизации существующих в литературе подходов к определению данных понятий нами была проведена их группировка в зависимости от того, каким образом авторы предлагают их разграничивать: 1) уровень жизни рассматривается в широком и узком смысле; в узкой трактовке сопоставимо с термином благосостояния; 2) благосостояние рассматривается в широком и узком смысле; в узкой трактовке данное понятие близко к трактовке термина уровня жизни, а в широкой интерпретации сопоставимо с термином "качество жизни"; 3) понятие "благосостояние" рассматривается как более емкое и сложное понятие по сравнению с категорией "уровень жизни"; 4) данные понятия рассматриваются как синонимы, различающиеся в границах, но совпадающие по содержанию; 5) используются понятие качества жизни и уровня жизни, а термин благосостояние практически не применяется. Сравнивая пять существующих подходов, становится очевидным, что вопрос о разграничении анализируемых понятий до сих пор остается открытым.

Занимаясь научными исследованиями, посвященными проблеме благосостояния, считаем необходимым высказать авторскую позицию по данному вопросу, пытаясь добиться, так называемой концептуальной точности, которая, по мнению профессора Гарвардского университета Дж. Хоторна, "важна как для людей, так и для ученых". Достижение концептуальной точности в подходах к определению и "разведению" анализируемых понятий должно предшествовать этапу соблюдения эмпирической точности в их оценке. Подобную цель поставил в одной из своих работ А.А. Подузов [12, с. 69-84], занимаясь вопросами уровня жизни. Автор провел анализ традиционных подходов к трактовке понятия "уровень жизни", а также предпринял попытку выявить особенности, достоинства и недостатки достаточно нового подхода, предложенного нобелевским лауреатом, экономистом А. Сеном [18, 19]. Данная статья А.А. Подузова позволяет более глубоко вникнуть в сущность категории "уровень жизни" и, следовательно, более обоснованно, с теоретической точки зрения, подойти к вопросу взаимосвязи данного понятия с термином "благосостояние".

В экономической теории сложились две традиционные концепции уровня жизни. Первая из них - это потребительская концепция, в рамках которой уровень жизни представляет собой достигнутый уровень обеспеченности потребительскими благами. Популярность данного научного подхода обусловлена не только потребностями экономической науки, но и широкой востребованностью в реальной общественной жизни. Именно данная концепция заложена в основу социально-экономического мониторинга, осуществляемого государственными органами статистики большинства стран. Поэтому, как указывает А.А. Подузов, "достигнутое состояние дел в области измерений и соизмерений уровней жизни (на базе данного подхода) - это результат продолжительной концентрации и координации значительных интеллектуальных усилий во всем мире" [12, с. 69-84]. Однако, несмотря на значительные успехи в сфере достижения эмпирической точности (если не сказать, исключительно эмпирической точности) в оценке уровня жизни населения, потребительская концепция имеет очень существенный недостаток, лежащий в плоскости обеспечения концептуальной точности. Дело в том, что уровень обеспеченности человека благами и уровень его жизни (бытия) - это совершенно разноплановые понятия, которые соотносятся, например, как одно из условий жизни человека и вся его жизнь [12, с. 69-84].

Вторая традиционная концепция уровня жизни - это теория полезности, основы которой заложил И. Бентам [16]. В соответствии с данным подходом под уровнем жизни понимается субъективно оцениваемая человеком полезность жизни в целом, а также ее отдельных сторон. В фокусе изучения в рамках данного подхода находится индивид с его мироощущением, желаниями, чувствами, субъективными оценками своего места и роли в обществе. Это является, с одной стороны, достоинством, а, с другой стороны, недостатком данной традиционной теории уровня жизни, что предопределило наличие множества концептуальных и эмпирических проблем при ее использовании, и, как следствие, ее определенную несостоятельность в изучении вопросов социального неравенства в мире. Следовательно, критический анализ существующих традиционных подходов к пониманию уровня жизни показал, что концептуальной "чистоты" и точности не достигает ни один из них, при условии, что мы действительно хотим оценить, насколько высоким является реальное состояние бытия (жизни) человека.

В связи с вышеизложенным, особый интерес представляет достаточно новая концепция уровня жизни, предложенная А. Сеном. Он очень мудро подмечает в своей работе, что "долгие десятилетия экономисты предпочитали точную неправильность туманной правильности. Они стремились к повышению точности попадания в цель, имеющую лишь некоторое отношение к подлинной цели, поскольку подменяли подлежащую измерению жизнь такими неэквивалентными ей понятиями, как обеспеченность потребительскими благами и полезность" [18]. Автор предлагает добиваться концептуальной точности, поставив во главу угла термин "жизнь". Сопоставляя различные варианты трактовок данной категории, принадлежащие, как ученым древности, так и нашим современникам [1, 13], можно определить жизнь как совокупность отдельных видов деятельности; последовательность событий, в которых человек принимает участие и на которые реагирует; комплекс изменений не только внутри человека, но и вне его.

А. Сен предлагает в своих работах [18, 19] выделять концепцию фактического уровня жизни и концепцию располагаемых возможностей (или индивидуальной свободы выбора), которая определяет фактический уровень жизни человека в будущем. Центральным моментом в рамках его теории уровня жизни является этап определения основных элементов бытия человека, перечень которых чрезвычайно широк. Поэтому требуется провести, в первую очередь, классификацию всех элементов. А. Сен предлагает выделить материальные и прочие базовые элементы бытия. Один из подходов к реализации фундаментальной идеи А. Сена был предложен его последовательницей проф. М. Нассбаум [17], которая предприняла попытку сформировать совокупность центральных элементов бытия. К данной совокупности предъявлялись некоторые общие требования: во-первых, каждый элемент должен быть важным для жизни любого человека; во-вторых, каждый из них должен иметь самостоятельную ценность и, в-третьих, все они должны быть разноплановыми. Предлагаемый М. Нассбаум конкретный список компонентов бытия носит экспертный характер. К ним относятся [12]: 1. Жизнь. 2. Физическое здоровье. 3. Телесная целостность. 4. Чувства. Воображение. Мышление. 5. Эмоции. 6. Практический разум. 7. Аффилиация. 8. Другие виды живых существ. 9. Игры. 10. Контроль над окружающей средой.

Таким образом, теоретическое осмысление содержания существующих подходов к изучению уровня жизни позволило нам отразить их взаимосвязь на следующей схеме 1. Данная схема показывает, что в плоскости "чистой" экономической науки лежит только потребительский подход к изучению категории "уровень жизни". Остальные теории выводят рассмотрение данной проблематики в междисциплинарную сферу. В связи с этим, необходимо признать, что решение вопросов оценки уровня жизни населения только с помощью экономических подходов и инструментов не позволяет обеспечить концептуальную точность.

Схема 1. Взаимосвязь различных концепций уровня жизни

Следовательно, возникает логичный вопрос, что именно подлежит оценке, когда проводится расчет множества статистических показателей в рамках социально-экономического мониторинга (например, Статистический сборник "Социальное положение и уровень жизни населения России"). Ответ на этот вопрос, на наш взгляд, дает другая категория, а именно, категория "благосостояние". Если провести анализ данного понятия (как это было сделано в случае с понятием уровень жизни), то становится очевидным, что под благосостоянием понимается "состояние благ", находящееся в распоряжении отдельного субъекта (индивида, семьи т.д.). Именно из этого исходят авторы большинства экономических словарей и энциклопедических изданий, дающих следующие трактовки данного понятия: благосостояние - это обеспечение населения государства, социальной группы или класса, семьи, отдельной личности необходимыми для жизни материальными, социальными и духовными благами [3]; это мера, степень обеспеченности людей жизненными благами, средствами существования [4]; это обеспеченность населения необходимыми материальными и духовными благами, т.е. предметами, услугами и условиями, удовлетворяющими определенные человеческие потребности [5]; богатство, достаток, имущество [6].

Теперь обратимся к существующим концепциям благосостояния. В зарубежной и отечественной научной литературе сложилось две школы в рамках теории благосостояния. В первую очередь, среди зарубежных ученых "отцом" теории благосостояния является А. Пигу. В своей фундаментальной работе [11] А. Пигу заложил основу ресурсного подхода к изучению проблемы общественного благосостояния, при котором измерителем общественного "счастья" выступал показатель национального дивиденда. Сторонниками данного подхода среди отечественных ученых выступали С.С. Шаталин, А.И. Анчишкин, Н.М. Римашевская, Э.М. Агабабьян. В данном случае благосостояние рассматривается как функция экономического роста. Основу второго подхода к проблеме благосостояния - потребительского - заложил в своих трудах В.И. Ленин [10] (хотя его имя никогда не упоминается в ряду ученых, занимающихся непосредственно проблематикой благосостояния ввиду широкого спектра изучаемых им проблем). Его последователями в более поздний период стали П. Мстиславский, В.Ф. Майер, Г.С. Саркисян и др. Здесь благосостояние определяется достигнутым уровнем потребления материальных благ и услуг.

Внутренний антагонизм взглядов в рамках концепций благосостояния привел к тому, что большинство методик оценивают благосостояние с помощью показателей либо одного, либо другого подхода, или необоснованно смешивают данные параметры. В основе авторской позиции к пониманию сущности благосостояния лежит воспроизводственный подход, в рамках которого производство и потребление рассматривается как непрерывно повторяющиеся стадии процесса воспроизводства. Следовательно, целесообразно сохранять их теоретико-методологическую целостность и в случае изучения благосостояния. Связь между воспроизводственным подходом к изучению экономических явлений и подходами к изучению проблемы общественного благосостояния можно отразить на схеме 2.

Схема 2. Взаимосвязь между общеэкономическим воспроизводственным подходом и подходами к изучению проблемы общественного благосостояния

Ресурсный подход к изучению проблемы общественного благосостояния опирается в основном на рассмотрении стадии производства в рамках воспроизводственного цикла, в связи с чем в центре внимания сторонников данного подхода оказываются такие индикаторы, как величина национального дивиденда (А. Пигу) или уровень ВВП на душу населения (используется в официальных программах развития). Авторы потребительской концепции концентрируют свое внимание на стадии потребления в процессе общеэкономической динамики, а это сопровождается использованием таких индикаторов благосостояния, как объемы и структура потребления домашних хозяйств (например, позиция В.И. Ленина). На наш взгляд, воспроизводственный подход позволяет диалектически устранить существующие противоречия между вышеуказанными концепциями, вследствие чего вопрос изучения благосостояния приобретает комплексный характер (комплексный подход).

Анализ сущности понятия благосостояние с учетом ранее проведенного исследования категории уровень жизни позволяет нам сделать важные теоретические выводы: - во-первых, категория "уровень жизни" гораздо более широкое и разноплановое понятие, включающее в себя благосостояние, т.е. уровень обеспеченности различными благами, как отдельный элемент; - во-вторых, следует различать экономическое благосостояние, подразумевающее меру обеспеченности материальными благами (о нем говорил в своей фундаментальной работе А. Пигу [11]) и благосостояние, учитывающее обеспеченность субъекта иными благами; именно наличие второй составляющей благосостояния "сближает" данное понятие с термином "уровень жизни", выходящие по своей сути далеко за рамки экономической науки; - в-третьих, целесообразно признать, что все основные показатели, определяемые в рамках социально-экономического мониторинга уровня жизни населения, на самом деле являются показателями благосостояния; - в-четвертых, потребительская теория уровня жизни представляет собой не что иное, как потребительскую концепцию благосостояния.

Существует значительное количество научных работ, в которых авторы, исследуя проблему бедности и малообеспеченности населения, включают в анализ такие факторы, как здоровье и возраст [9, с. 37], уровень образования и профессиональной подготовки [14, с. 5-17]. Нельзя не согласиться, что это очень интересный срез изучения вопросов социального положения в обществе. Мы полностью поддерживаем точку зрения, что "плохое состояние здоровья, с одной стороны, требует значительных затрат на медицинское обслуживание и лекарства, а с другой, - сужает возможности эффективной занятости…" [7, 8]. Однако, в контексте нашей концепции понимания сущности благосостояния, указанные исследователи выходят за рамки рассмотрения экономических элементов бытия человека, переходя в плоскость уровня жизни. Этим "грешат" и многие методики оценке благосостояния.

Социологические исследования, в свою очередь, показывают, что именно материальная составляющая жизни современного россиянина имеет для него наибольшее значение на данном этапе социально-экономического развития. Например, Тихонова Н.Е. констатирует в своей работе [15]: "…главным критерием стратификации в современном российском обществе выступает уровень материального благосостояния…Об этом свидетельствуют, в частности, ответы на вопрос, чем руководствуются опрашиваемые, оценивая свое положение в обществе. Уровень материального благосостояния называют обычно в качестве одного из трех основных критериев определения своего статуса около 70% респондентов. А это значит, что любые изменения в материальном положении россиян повлекут за собой и изменения в их самоощущении места в обществе, скажутся на общем уровне социально-психологического благополучия". Этот факт, выявленный и подтвержденный результатами исследований компетентных научных организаций (таких, как Институт социологии РАН), еще раз доказывает правильность сделанных нами выводов, что необходимо определить благосостояние как характеристику обеспеченности именно экономическими благами, которые должны занимать одно из важнейших позиций в системе элементов бытия человека. В связи с этим, можно представить взаимосвязь изучаемых понятий в виде схемы 3.

Схема 3. Взаимосвязь теорий уровня жизни и благосостояния (авторский подход)

Таким образом, на наш взгляд, пришла пора поставить логическую точку в спорах экономистов о взаимосвязи категорий "уровень жизни" и "благосостояние". Нужно проявить определенную исследовательскую смелость и честность, признавая бессилие экономической науки самостоятельно решать теоретические и прикладные проблемы, связанные с уровнем жизни населения, охватывающим психологические, социальные, биологические, философские и иные сферы человеческого бытия.

Однако, с другой стороны, не следует и занижать значимость экономических научных изысканий в данной сфере. Современная экономическая теория благосостояния должна выступить в качестве "поставщика" обоснованных знаний о том, какие ключевые экономические элементы жизни (бытия) должны быть, в первую очередь, учтены при изучении и оценке уровня жизни населения. Пока формирование такого списка, к сожалению, носит исключительно экспертный характер [17]. Чрезвычайно важно использовать наработки в области осмысления категориальной сущности благосостояния при развитии теории "государства благосостояния" и "экономики благосостояния". Кроме того, концепция благосостояния должна внести существенный вклад и в развитие теории человеческого капитала и качества жизни, внося концептуальную ясность в процесс выбора тех или иных социально-экономических индикаторов.

Список использованной литературы:

1. Аристотель. Собрание сочинении. Т. 4. М.: Мысль, 1983.

2. Берендеева, А.Б. Благосостояние населения региона: индикаторы, тенденции, перспективы, Иваново: Иван. гос. ун-т, 2006. - 291 с.

3. Бизнес-словарь [Электронный ресурс] - URL:http://www.edudic.ru/biz/1584/

4. Бизнес-словарь [Электронный ресурс] - URL:http://www.vedomosti.ru/glossary/33281#ixzz1P2x8nl00

5.Большой энциклопедический словарь [Электронный ресурс] - URL:http://www.slovopedia.com/2/193/211278.html

6. Даль, В.И. Иллюстрированный толковый словарь живого великорусского языка. Под редакцией В.П. Бутромеева. - М.: "БЕЛЫЙ ГОРОД", 2007. - 840 с.

7. Лежнина Ю.П. Роль здоровья в борьбе с бедностью и эксклюзией у пенсионеров // Социальная политика в современной России: реформы и повседневность / Под редакцией П. Романова и Е. Ярской-Смирновой. М.: ООО "Вариант", ЦСПГИ, 2008.

8. Лежнина, Ю.П. Российские пенсионеры: уровень жизни, здоровье, занятость / Россия реформирующаяся. Ежегодник / Отв. ред. М. К. Горшков. Вып. 7. М.: Институт социологии РАН, 2008.

9. Лежнина, Ю.П. Социально-демографические факторы, определяющие риск бедности и малообеспеченности.// СоцИс. - 2010. - №3. - с. 36-44.

10. Ленин, В.И. Развитие капитализма в России. Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности. М.: Издательство политической литературы. 1986. - XII, 610 с.

11. Пигу А. Экономическая теория благосостояния. т.1. Пер. с англ. - М., "Прогресс", 1985.

12. Подузов, А.А. Концепция уровня жизни: очерк современных представлений// Проблемы прогнозирования. - 2007. - №6. - с. 69-84.

13. Татаркевич, В. О счастье и совершенстве человека; М.: Прогресс. 1981.

14. Тихонова, Н.Е. Малообеспеченность в современной России. Причины и перспективы// СоцИс. - 2010. - №1. - с. 5-17.

15. Тихонова, Н.Е. Малообеспеченные в современной России: специфика уровня и образа жизни// СоцИс. - 2009. - №10. - с. 29-40.

16. Bentam, J. An Introduction to the Principles of Morals and Legislation. In: The Utilitarians, N.Y., 1961.

17. Nussbaum, M.C. Women and Human Development. Cambridge, 2001.

18. Sen, A. Inequality Reexamined. N.Y., 1996.

19. Sen, A. The standard of Living. Cambridge, 1987.

SKETCH OF MODERN REPRESENTATIONS ABOUT INTERRELATION OF CONCEPTS WELL-BEING AND THE STANDARD OF LIVING

Given article is continuation of scientific polemic on a problem of differentiation of essence of such concepts, as "well-being" and "standard of living" in which authors undertake attempt to prove a role of the theory of well-being in development of modern representations about a standard of living of the person.

Keywords: well-being, a standard of living, life elements, the resource approach, the consumer approach, the utility theory
Категория: 08.00.00 Экономические науки | Добавил: GOD | Теги: Очерк, благосостояние, представлений, А.С., понятий, взаимосвязи, уровень, Брусова, современных, жизни.
Просмотров: 4263 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]