MENU
Главная » Файлы » Научные статьи » 09.00.00 Философские науки

Отражение эстетики Ницше в позднем творчестве а. Де Сент-Экзюпери. Корнилова Л.В.
10.05.2012, 16:47
Корнилова Л.В.
ОТРАЖЕНИЕ ЭСТЕТИКИ НИЦШЕ В ПОЗДНЕМ ТВОРЧЕСТВЕ А. ДЕ СЕНТ-ЭКЗЮПЕРИ


Сент-Экзюпери - ровесник XX века. Он родился в 1900 году, и его мировоззрение сформировалось под воздействием духовной атмосферы периода между двумя мировыми войнами. В многочисленных исследованиях, анализирующих эту эпоху, отмечается ее кризисное состояние. В первую очередь это относится к кризису идей гуманистической культуры. В литературных и философских кругах Европы того времени обсуждались темы судьбы современной культуры, которая, по мнению таких мыслителей, как О. Шпенглер, Н. Бердяев, Х. Ортега-и-Гассет, Р. Гвардини пришла к своему концу. В их сочинениях развивалась ницшеанская мысль о том, что цивилизация с неизбежностью производит некие силы хаоса, варварства, разрушения и энтропии. Философская и литературная мысль подвергала анализу состояния духовной и культурной ситуации и приходила к пессимистическим выводам. Французский историк и писатель П. Гагзот в книге "История французов" назвал этот период "ночью ХХ века".

Фридрих Ницше одним из первых, еще в конце XIX века, выступил в роли критика современной культуры. Он не видел в "диких зарослях утомленной культуры" своего века "ни одного клочка плодоносной и здоровой почвы: везде пыль, песок, оцепенение, вымирание". Ницше явился мыслителем, повлиявшим на развитие постклассической философии и тех ее направлений, которые с разных позиций переоценивали гуманистическую идеологию. Указав на реальные причины кризиса гуманистической культуры - созидание все новых цивилизационных оков, препятствующих свободной самореализации человека, философ один из первых показал необходимость переосмысления прежних критериев существования и переоценки традиционных ценностей. Интуиция Ницше стала центральной для философии XX века и во многом определила развитие литературы первой половины столетия. Дань ницшеанской философии по-своему отдали многие французские литераторы, среди которых были А. Жид, А. Камю, Ж.-П. Сартр.

Совершенно особую роль философское наследие Ницше сыграло и в становлении Сент-Экзюпери. Анализируя его творчество, можно говорить о многих моментах, объединяющих двух мыслителей: жизнь каждого из них - напряженный поиск истины, придающий смысл человеческому существованию. Объединяла их раскованная рефлексия, постоянное движение вперед, настойчивость мысли. Оба мыслителя одержимы мыслью, что человек не может еще использовать все богатства своей натуры, чтобы проявить себя. Поэтому цель свою они видят в стремлении пробудить в человеке волю к жизни, веру в себя. "Мне нужна новая знать, - говорил Заратустра, - которая на новых скрижалях снова напишет слово "благородный" . Сент-Экзюпери, как никому другому, был близок этот тезис. Его семья принадлежала к аристократическому кругу, поколения которого насчитывали пятисотлетнюю историю. Все это, как отмечают исследователи, придавало личности писателя особый магнетизм, который сочетался с врожденным благородством" .

Как известно, социальное происхождение Сент-Экзюпери сыграло не последнюю роль в становлении его как писателя. Так, например, А. Зверев считает, что принадлежность его к аристократии "совсем не мелочь" . По мнению исследователя, речь в данном случае идет не о сословном честолюбии, а об особой психологии, особом и глубоко укоренившемся самосознании личности, "изначально ощущавшей себя если не вознесенной над толпой, то, по крайней мере, отделенной от плебса очень прочным барьером: другая кровь, другие принципы, другой порядок ценностей" .

Современный человек в понимании Ницше - это лишь ступень к чему-то более совершенному. Цель человечества - преодолеть себя во имя более высокого идеала. Так рождается центральная идея учения Ницше о "сверхчеловеке", который обладает волей к власти как творческой активности. М. Хайдеггер указывает, что для Ницше волить - значит хотеть стать сильнее, хотеть расти .

О том же говорит и Сент-Экзюпери, считающий, что "нужно неусыпно следить, чтобы в человеке бодрствовало великое, нужно его понуждать служить только значимому в себе" (362) .

В числе стимулов, способствующих росту личности, оба писателя называют напряжение, страдание, жертву, опасность. "Мало-помалу, при помощи принуждений и страданий, я заставляю тебя переродиться, чтобы ты наконец сбылся", - так рассуждает король из "Цитадели" (434). Слова Заратустры о том, что твердость, сила и опасность служат моральному и физическому подъему человека, дают основание говорить о близости мыслей Сент-Экзюпери и Ницше .

Кроме того, нельзя не заметить сходства, с которым Ницше и Сент-Экзюпери развивают и другие темы, в частности, тему врага и опасности. Оба автора считают, что эти факторы, как и страдание, являются ступенями к самовоспитанию человека. По их мнению, враг должен быть равным тебе, так как только после встречи с таким противником можно стать более твердым и обогащенным. Эта мысль отчетливо звучит в словах короля: "Уважение врага - одно-единственное чего-то стоит" (395). Заратустра в своей проповеди также призывает иметь только таких врагов, которыми можно гордиться: "Надо, чтобы вы гордились своим врагом: тогда успехи вашего врага будут и вашими успехами" .

Как Ницше, так и Сент-Экзюпери находят общие точки соприкосновения при определении понятия "справедливость". У Ницше, как об этом пишет М. Хайдеггер, справедливость поднимается над мелочными перспективами добра и зла и "обладает куда более широким горизонтом преимущества, - намерение сохранить нечто такое, что больше, чем вот та или эта личность" . Несмотря на заветы христианской этики, верным которой Сент-Экзюпери оставался всегда, он приближается в этом случае к ницшеанской концепции. Писатель считает нужным рассматривать справедливость в зависимости от преследуемой цели. И если это необходимо, справедливость, по его мнению, может быть очень жестокой. Король в "Цитадели" так рассуждает по этому поводу: "Быть справедливым, но сначала ты должен решить, какая справедливость тебе ближе: Божественная или человеческая. Язвы или здоровой кожи. И почему я должен прислушиваться к голосам, защищающим гниль" (353).

Оба автора однозначно высказываются против жалости, особенно, если она является одним из проявлений сентиментальности. Пророк из книги Ницше считает жалость одной из величайших опасностей. "Разве жалость не крест, к которому пригвождается каждый, кто любит людей" - спрашивает Заратустра . Примечательно, что "Цитадель" начинается именно со слов, которыми Сент-Экзюпери выражает свое отношение к жалости: "Ибо я слишком часто видел жалость, которая заблуждается… Я отказываю в сочувствии ранам, выставленным напоказ, которые трогают сердобольных женщин…" (335). Свою суровость, как антипод жалости, король оправдывает действенностью. "Она [действенность] - ворота, и удар бича понуждает стадо пройти через них, чтобы избавиться от кокона и преобразоваться. Преобразовавшись, они не смогут быть несогласными, они будут обращенными" (365).

Так в сочинениях Ницше и Сент-Экзюпери возникает тема власти и принуждения, которые они решают сходным образом. Современный человек, по мнению обоих мыслителей, не способен самостоятельно решать проблемы и задачи, которые стоят перед ним. Поэтому оправдывается вмешательство сильной личности. Рассуждая на тему власти у Ницше, Хайдеггер пишет, что "воля" у немецкого философа - это "не какое-то желание и не просто какое-то стремление к чему-то, но воля сама в себе есть приказание. Сущность приказания же в том, что отдающий приказания - господин; он господин, потому что со знанием распоряжается возможностями действования" .

Полномочиями власти и принуждения наделяет автор "Цитадели" и своего героя, который говорит: "Народ мой возлюбленный… тебе так не терпится жить, но дороги к жизни ты отыскать не умеешь" (566). Поэтому "у меня нет иного способа открыть тебе жизнь, которой я хочу для тебя, я могу только принудить тебя к ней, чтобы ты почувствовал ее вкус" (476).

Но Сент-Экзюпери понимает амбивалентный характер власти. С одной стороны, она несет в себе реальную опасность. В то же время для установления справедливости, в его понимании, необходима сила. Поэтому властные действия он соотносит с категориями нравственного порядка . "Желание подавить всех, - пишет Сент-Экзюпери, - я не назову силой, а назову глупой гордыней. Но если эта сила созидающего творца и она противостоит естественному течению событий, превращающему горный ледник в болото, храм в песок, … течению, которое уравнивает все возможности и уравнивает все усилия, рано или поздно развязывая тот Божественный узел, что связал все воедино, заменяя картину разбродом сущего, - я приветствую эту силу и прославляю ее" (468-469).

При всей общности идей, позволяющей говорить о несомненном влиянии Ницше на Сент-Экзюпери, нельзя не отметить и существенное расхождение в их мировоззрении. В первую очередь это связано с тем, что Ницше понимает современную эпоху, это время провозглашенного им нигилизма как ситуацию абсолютного отпадения от веры, ситуацию полной неспособности хотя бы мыслить возможность веры. Развивая эту ницшеанскую мысль, М. Хайдеггер писал: "Мировая ночь распространяет свой мрак. Эта мировая эпоха определена тем, что остается вовне бог, определена "нетостью бога". (…) Нетость бога означает, что нет более видимого бога, который неопровержимо собрал бы к себе и вокруг себя людей и вещи и изнутри такого собирания сложил бы и мировую историю, и человеческое местопребывание в ней" . Но если бог - христианский бог - исчезает со своего места, то его занимает что-то другое. У Ницше на место Бога-творца становится человек, вернее "сверхчеловек" - творческая личность, человек воли, власти над собой и миром, господин самому себе и природе.

Напротив, Сент-Экзюпери не стремится заменить Бога человеком. Он стремится приблизить человека к Богу: "Твой путь откроет тебе лик Господа, который только и может насытить тебя и удовлетворить; от одной вехи к другой пойдешь ты к Тому, Чье присутствие так ощутимо сквозь полотно жизни, к Тому, Кто суть и смысл той книги, откуда я беру отдельные слова, к Нему - Мудрости, к Нему - Бытию и Жизни, к Нему, Который возвращает тебе все востребованное, Кто, ведя со ступени на ступень, связует воедино вещную дробность мира, чтобы в ней появился смысл, - к Господу, Который обожествил и родники, и деревни" (565).

Таким образом, в мир, в котором "угасает вера и умирает Бог" (359), необходимо вернуть способность человека верить в бога, так как "неверие - свидетельство неблагополучия" (412). В отличие от Ницше, открывшего бездну неверия и провозгласившего о смерти христианского Бога, Сент-Экзюпери находится сам на пути к Богу и открывает этот путь для других. Этот "незримый путь" начинается как восхождение отдельной личности к Человеку: "Моя духовная культура … рассматривала личность как путь или проявление воли того, кто выше ее; она предоставляла ей свободу восхождения туда, куда влекли ее силы притяжения" . Понятие "Человек" у Сент-Экзюпери недвусмысленно связано с теми традиционными ценностями, которые лежат в основе христианской культуры. В своих последних сочинениях (в "Военном летчике" и "Цитадели") писатель со всей страстностью призывает оглянуться назад, на то время, когда "духовная культура опиралась на Бога" : "И вот теперь мне кажется, что я подхожу к концу долгого странствия. Я не открываю ничего нового, но, словно очнувшись ото сна, заново вижу все то, на что уже давно перестал смотреть" . Сент-Экзюпери пишет о приоритете Человека, превосходящего отдельную личность, как общего над частным: "Моя духовная культура стремилась положить в основу человеческих отношений культ Человека, стоящего выше отдельной личности". По глубокому убеждению писателя, "человек - это нечто иное, чем люди" , подобно тому, как собор - нечто иное, чем сумма камней. По мнению Сент-Экзюпери, понятие "Человек" нельзя подменить понятием "средняя личность или совокупность людей" , невозможно вывести понятие "Человека" с помощью логических и моральных аргументов. "Сумма не есть Сущность", - утверждает писатель. Сущность нужно в себе создавать, и делать это можно только при помощи действий, главное из которых - жертва. Жертва - "это отдача себя Сущности" , от которой человек считает себя неотделимым. Только в этом случае, - считает Сент-Экзюпери, можно говорить о "соборе", а не о "коллективе-муравейнике".

Таким образом, восхождение личности к Человеку - это путь возвращения к утраченным и извращенным понятиям "Равенство", "Свобода", "Любовь", "Жертва", к тем основам "истинного бытия" , которые обретают свой реальный смысл только тогда, когда человек сквозь них созерцает Бога. "Сила притяжения", о которой говорит Сент-Экзюпери, - это возможность вновь обрести духовную связь Человека с его Создателем, вернуться к своим истокам. Однако при всех разговорах о Боге основной акцент у Сент-Экзюпери делается на Человеке, и само понятие Бога вводится ради того, чтобы придать человеку особый статус: полноценной личности, как части, в то же время единого духовного образования "Человек".

Сент-Экзюпери, используя религиозную символику, вкладывает в нее свое понятие божественного, которое обозначает у автора собирательное понятие абсолюта, безотносительное какой-либо религиозной догмы. В тоже время это понятие абсолюта приближено у писателя к понятию христианского Бога, от которого человечество унаследовало основные заповеди. Именно к возврату этих христианских ценностей призывает Сент-Экзюпери.

Таким образом, Ницше можно считать автором, сочинения которого послужили своеобразным прообразом "Цитадели". Он оказал на Сент-Экзюпери огромное влияние не только в отношении мировоззрения, но и повлиял во многом на поэтику его произведений. Это отмечали многие критики . Например, А. Буковская недвусмысленно замечает: "Ницше и Сент-Экзюпери - редкий в литературе пример столь близкого родства, которое касается и формы и содержания" . Основное, что сближает на жанровом уровне обоих авторов - это глубинная связь их произведений с Книгами священного Писания. Произведения Ф. Ницше и, особенно, "Так говорил Заратустра" пронизаны параллелями с Ветхим и Новым Заветами. Это была одна из причин, по которой исследователи сравнивали ее с "Цитаделью", по своему стилю также напоминающую библейскую прозу.

Оба автора с большим мастерством используют все художественные средства, взятые из арсенала священных текстов. "Как и Ницше, - пишет по этому поводу К. Франсуа, - Сент-Экзюпери извлекает определенный эффект" , заимствуя многие приемы и формы из Библии, в том числе и систему малых жанров. Ницше строит свое произведение ("Так говорил Заратустра") в форме проповеди. Он использует принцип нанизывания или сцепления достаточно обособленных небольших разделов. Модель построения "Цитадели" как раз и повторяет строение так называемых "афоризмов", или фрагментов, какими мыслил Ницше. Более того, тексты Ницше "сценографичны: мы переходим в них от сцены к сцене " . Но в тоже время, эти фрагменты, эти сцены производят впечатление целостной картины.

Тот же эффект сценографичности присутствует и в произведении Сент-Экзюпери. Перед читателем развертываются одна за другой сцены из жизни героя, его народа, его государства: воспоминания детства, печали и радости семейной жизни, горечь и тоска одиночества, мужество и тяготы военных походов. Они наплывают друг на друга, часто обрываются не завершенными, чтобы вновь возникнуть через какое-то время, наполнившись новыми смыслами. За разрозненностью отдельных фрагментов, за казалось бы, хаотичным их построением угадывается основная авторская идея: стремление из хаоса жизни извлечь неизменность ее уклада, преемственность поколений, преобразующую силу человеческого самосовершенствования. Можно сказать, что, решая эту задачу, Сент-Экзюпери, так же как и Ницше, предстает "не бессознательным лицедеем текста, но стратегом жизни".

Сопоставительный текстуальный анализ "Цитадели" Сент-Экзюпери с текстами Ницше показывает, что творчество немецкого философа оказало большое влияние на формирование мировоззрения и эстетических особенностей поздней прозы Сент-Экзюпери. Появление "Цитадели" можно считать результатом амбиций автора и его желания быть "создателем" в духе Ницше.

Рассматривая творчество двух писателей, можно наблюдать что одни и те же мысли, рожденные определенной эпохой, находят у них воплощение в сходных образах. Так, в творчестве французского писателя художественно преломляются основные идеи немецкого философа.
Категория: 09.00.00 Философские науки | Добавил: GOD | Теги: Л.В., Сент-Экзюпери., позднем, Ницше, а., отражение, творчестве, де, Корнилова, эстетики
Просмотров: 2414 | Загрузок: 0 | Комментарии: 3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]