MENU
Главная » Файлы » Учебные материалы » Философия. Ерахтин А.В.

Проблема познания в философии. Ерахтин А.В.
11.05.2012, 22:36
Ерахтин А.В.
Тема 3. Онтология и теория познания.
3.4. Проблема познания в философии.

Теория познания – часть философии, исследующая процесс взаимодействия субъекта и объекта, учение о сущности, путях и возможностях познания. В решении вопроса о познаваемости мира, как мы уже отмечали, философы делятся на оптимистов и агностиков. Оптимисты утверждают принципиальную познаваемость мира, а агностики, напротив, ее отрицают. Основная проблема, с которой столкнулся агностизм, заключается в следующем. Предмет в процессе его познания неизбежно преломляется сквозь призму наших органов чувств и мышления. Мы получаем о нем сведения лишь в том виде, какой он приобрел в результате такого преломления. Каковы же предметы на самом деле, мы не знаем и знать не можем.

В классической форме агностизм был присущ воззрениям Д. Юма, который утверждал, что явления внешнего мира непознаваемы. Поскольку человек всегда имеет дело лишь со своими ощущениями и не может выйти за их границы, он не в состоянии ответить на вопрос, существует ли внешний мир или нет. Агностики рассматривают ощущения как преграду между познающим субъектом и объектом, тогда как на самом деле ощущения связывают человека с окружающим миром. Не сомневаясь, в отличии от Юма, в существовании вне сознания материальных вещей, И. Кант, однако, считал их в принципе непознаваемыми. Он утверждал: то, чем вещь является для нас (феномен), и то, что она представляет сама по себе (ноумен), принципиально различно. С помощью чувств мы можем познать, только "явления”, внешние свойства вещи, "сущность” вещи мы познать не можем, она является для нас "вещью в себе”. Кант четко поставил вопрос о принципиальной ограниченности человеческого опыта и подчеркивал, что действительность всегда выходит за пределы любого знания, она в этом смысле бесконечно богаче любых теорий.

В противоположность агностицизму материалистическая гносеология утверждает принципиальную возможность познания дать адекватное отражение предметов материального мира. Материалистическая философия рассматривает процесс познания как отражение объекта в субъекте. Причем субъект здесь выступает не только страдательной, но и активной стороной. Он не только отражает, но в известной степени формирует его. Образ, полученный в результате отражения, всегда есть субъективный образ объективного мира, т.е. он определяется не только особенностями предмета отражения, но и особенностями отражающего этот предмет субъекта. Кроме того, человек не просто отражает мир, но отражает его с точки зрения своих потребностей. В этом смысле процесс познания всегда детерминирован реальными потребностями общества на том или ином этапе его развития.

Согласно марксистской философии основой познания является практика. Причем под практикой понимается не только индивидуальный опыт, а вся материальная общественно-историческая деятельность людей. Материально-производственная и познавательная деятельность выступают как противоположности единого процесса жизнедеятельности человеческого общества. Будучи единством противоположностей, познание и практика предполагают друг друга и взаимопроникают.

Роль практики как основы познания проявляется в следующем: 1) практика выступает как исходный пункт человеческого познания в целом; 2) уровень и характер практической деятельности определяет уровень и характер познания. Общественная практика является той питательной средой, на которой вырастает и развивается наука. Так, астрономия возникла из практики сельского хозяйства, торговли и мореплавания: геометрия – в результате измерения земельных участков; механика – вследствие строительства различных сооружений, развития ремесла, судоходства и военного дела. Теория Дарвина обязана своим появлением не только наблюдением за живыми организмами, но и практике искусственного отбора в сельском хозяйстве. Но практика является непосредственной основой только для исходных элементов познания, для развития же познания в целом она выступает таковой лишь, в конечном счете, опосредованно. Чем дальше наука уходит от своих истоков, тем с большей силой движет её внутренняя логика, чисто теоретические потребности.

Наличие внутренней самостоятельности в развитии знания не означает, что познание детерминировано практикой только в своих истоках и полностью свободно в выборе направления своего развития. Напротив, если мы хотим познать особенности науки того или иного периода, мы должны знать и особенности соответствующей практической деятельности. Причем практика не только направляет познание, но и создает для него определенные возможности.

Весьма актуален вопрос и о цели познания. Мы познаем мир, в конечном счете, для того, чтобы суметь переделать его в соответствии с целями человеческого общества. Познание – это не самоцель, а средство для изменения действительности. Но понимание связи познания с практикой как требование от науки немедленной практической отдачи ошибочно, оно часто мешает отделить долго созревающую истину от скороспелой лжи. Кроме того, если бы познание ориентировалось только на выполнение задач сегодняшнего дня, оно оказалось бы несостоятельным с наступлением завтра. Мы должны знать о природе, о её сущности намного больше, чем можем в данный момент использовать.

Познание есть процесс материального взаимодействия субъекта и объекта, результатом которого является идеальное отражение объекта в субъекте. Истина является результатом процесса познания. Истина не принадлежит вещам и процессам самим по себе. Вещи не являются ни истинными, ни ложными. Истина не вещь, а качество наших знаний о ней. Истина – гносеологическая категория, выражающая соответствия знаний реальности. Но человечество редко постигает истину иначе, чем через крайности и заблуждения. Заблуждение – это содержание сознания, не соответствующее реальности, но принимаемое за истинное. Заблуждение – это результат одностороннего отражения действительности и исторической ограниченности познания.

Определение истины как соответствия наших знаний объектам находится в тесной связи с понятием объективной истины. Объективная истина есть такое содержание в человеческих знаниях, которое не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества. Любая истина объективна по содержанию, но субъективна по способу своего бытия, поскольку она характеризует качество человеческих знаний. Объективность истины хотя и является одной из важнейших её характеристик, но ещё не дает ответа на вопрос о полноте наших знаний, о степени их достоверности. Познание есть процесс развития от незнания к знанию, от истин не полно и не точно отражающих мир, к истинам более полно и точно отражающих его. Диалектика этого процесса постижения истины характеризуется с помощью понятий абсолютной и относительной истины.

Термины абсолютной и относительной истины употребляются в двух разных смыслах. В первом смысле под абсолютной истиной понимается полное знание об объекте. Соответственно, относительная истина – неполное знание. В этом смысле абсолютная истина – лишь предел, к которому стремится и бесконечно приближается человеческое знание, оставаясь в каждый данный момент относительным. Понимая абсолютность и относительность истины в первом смысле, можно сказать, что абсолютная истина слагается из бесконечной суммы истин относительных.

Во втором смысле абсолютная истина – это такое знание о предмете, которое никогда не изменяется и не опровергается последующим развитием науки. Под относительной истиной в этом смысле понимается знание, которое наряду с элементами абсолютных истин, содержит такие элементы, которые могут быть изменены, уточнены или даже оказаться ложными. При таком понимании абсолютной и относительной истины можно сказать, что относительные истины в своем развитии накапливают все больше зерен абсолютных истин. Причем второй смысл является более актуальным для понимания современного познания, и именно он используется при обсуждении соотношения абсолютной и относительной истины в современной науке.

По мере развития знаний о любом предмете число абсолютных истин возрастает, знания о любом предмете уточняются. Уточнение знаний есть уточнение сферы, в которой определенное положение является абсолютной истиной. Но истины не просто делятся на абсолютные и относительные, как не пересекающиеся друг с другом виды. Диалектика абсолютной и относительной истины заключается в том, что любая истина в разных отношениях, в разной сфере действия выступает то, как абсолютная, то, как относительная. Другими словами, любая истина абсолютно–относительна. Диалектика абсолютной и относительной истины находит свое концентрированное выражение в принципе конкретности истины, который гласит: ''Абстрактной истины нет, истина всегда конкретна ''. Этот принцип выступает как требование соразмерности любого знания не миру вообще, но определенному предмету. Поэтому на вопрос, поставленный в безотносительной форме, нельзя дать однозначный ответ. Нельзя, например, однозначно ответить на вопрос: ''Полезен или вреден дождь?''

Всем известно выражение ''о вкусах не спорят''. Одни рассматривают его как верное, другие – как неверное. Одни говорят, что спорить о том, кто лучше Блок или Есенин – бесполезно, ибо все зависит от индивидуальности. Другие возражают, что есть же случаи, когда создаются пошлые, примитивные произведения, которые вызывают восторг у некоторых зрителей, читателей, слушателей. Кто же все-таки прав? Дело в том, что обе точки зрения не учитывают конкретности истины. О вкусах спорят, когда один вкус является неразвитым или дурным, но о них не спорят, когда отношение к вещам обусловлено различием индивидуальностей. Конкретный подход не отрицает, однако, интегрального целостного подхода, но, напротив, требует его. В более общей системе большей степенью истинности будет обладать то знание, которое соответствует более широкой сфере. Такой подход требует, чтобы мы не ограничивались ссылкой на то, что в разных условиях все истинно и ложно, но в данном множестве отношений выделили бы главное отношение и по нему уже мерили остальные.

С вопросами абсолютности, относительности и конкретности истины связано множество метафизических ошибок. Основными из них являются догматизм и релятивизм. Релятивисты считают, что все наши знания являются относительными, условными и произвольными. Они отрицают существование абсолютных истин. Догматики, наоборот, все знания рассматривают как абсолютные, вечные, безусловные и окончательные. Они отрицают существование относительных истин.

Для достижения объективно-истинного знания необходим критерий, который бы позволил отличить истину от заблуждения. Идеалистическая философия ищет критерий истины, не выходя за пределы сознания. В качестве критерия истины здесь выступают общезначимость, непротиворечивость, полезность знания, его ясность и отчетливость. Декарт, Спиноза и Лейбниц предлагали в качестве критерия истины ясность и отчетливость мышления. В философии неопозитивизма существует принцип конвенционализма, согласно которому истина является результатом соглашения между учеными. Критерием истины здесь выступает общезначимость. Однако, ещё Демокрит говорил, что вопросы истины не решаются большинством голосов. Из того, что многие так думают, не следует, что это мнение истинно. История полна примерами, когда, в сущности, только один человек обладал истинным знанием в определенной области, а все остальные ошибались. Открытие Коперника, например, вначале никто не признавал.

Согласно философии прагматизма, истинны лишь те взгляды и теории, которые успешно работают, т.е. приносят пользу субъекту в его деятельности. Критерием истины здесь оказывается полезность. Но ведь есть ситуации, когда полезна ложь. Однако практические удачи, достигнутые путем обмана, не могут превратить самую сладкую ложь в истину.

В марксистской философии объективным критерием истины является практика. До практической проверки любая система знаний является гипотезой. Именно практика в конечном итоге подтверждает или опровергает истинность наших знаний. Но практика может быть разной. В истории науки было не мало случаев, когда те или иные представления находили практическое применение и, тем не менее, в конечном итоге оказывались неверными. Так, например, физики долгое время исходили из предпосылки, что теплота представляет собой особого рода жидкость – теплород. До сих пор в нашем языке сохранились слова ''теплопередача'', ''теплоемкость'' в которых есть отзвук старой идеи теплорода. Теория теплорода долгое время находила практическое подтверждение даже в промышленности. Однако со временем были обнаружены факты, противоречащие этой теории. От идеи теплорода, в конце концов, пришлось отказаться.

Таким образом, критерий практики, будучи определяющим, для установления истины, не имеет абсолютного характера. Практика сама неоднозначна и внутренне противоречива. Выхватывая и противопоставляя одни моменты и стороны другим её моментам и сторонам, можно придти к односторонним, ограниченным и в силу этого неверным выводам. Изменчивость практики приводит к признанию её относительности как критерия истины. Эта относительность заключается в том, что будучи всегда исторически ограниченной, она не в состоянии до конца, полностью доказать или опровергнуть наше знание. Но этот критерий одновременно и абсолютен, так как только практика в её развитии дает объективный критерий истинности развивающегося знания. Можно сказать, что практика преодолевает свою ограниченность как критерия истины в процессе своего развития.

В современной западной философии, наряду с такими рационалистическими философскими учениями как неокантианство, неогегельянство, позитивизм и марксизм, существуют иррационалистические течения, несущие на себе печать полного разочарования в идеалах и ценностях рационализма, с его верой в прогресс и торжество разума. Самое модное из них – это постмодернизм, провозгласивший отказ от объективной реальности, истины, закономерности общественного развития и философии. (См.: Ерахтин А. В. Философский постмодернизм и материализм // Философский альманах. №6. – Иваново, 2002).

В нашей стране получила развитие марксистская философия. Исторически сложилось так, что наибольший вклад в развитие этой философии внесли отечественные философы советского периода, они многое сделали для разработки философии диалектического материализма и материалистического понимания истории. Выступая с докладом на Втором Российском философском конгрессе "XXI век: будущее России в философском измерении”, К.Н.Любутин охарактеризовал советскую философию как "уникальное явление духовной, русской национальной культуры, важнейший компонент истории России”. С такой оценкой согласны и многие зарубежные мыслители. Так, например, оценивая достижения советских философов, Л.Р.Грэхэм писал: "Современный советский диалектический материализм является впечатляющим интеллектуальным достижением… По универсальности и степени разработанности диалектико-материалистическое объяснение природы не имеет равных среди современных систем мысли”. Итоги работы отечественных философов представлены в энциклопедическом словаре "Философы России XIX-XX столетий”, получившим высокую оценку со стороны специалистов. Здесь наглядно можно увидеть какой реальный вклад внес тот или иной известный отечественный философ в развитие философской мысли и культуры России.

Философия: Метод. материалы для самостоятельной работы студентов / ИГАСА: Сост. д.ф.н., профессор А.В. Ерахтин. Иваново, 2003. - 50 с.
Категория: Философия. Ерахтин А.В. | Добавил: GOD
Просмотров: 4363 | Загрузок: 0 | Комментарии: 3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]