MENU
Главная » Файлы » Учебные материалы » Исковая давность. Кислицына А.М.

Обстоятельства, влияющие на исковую давность. Кислицына А.М.
11.05.2012, 21:26
Кислицына А.М.
Глава II. Исчисление срока исковой давности
2.2. Обстоятельства, влияющие на исковую давность

Гражданским законодательством предусмотрены обстоятельства, наличие которых в силу закона считается основанием для признания, что для истца возникла невозможность защитить свое право путем предъявления иска, и по этой причине применяется особое правило об исчислении срока давности (его приостановление).

Течение срока исковой давности приостанавливается:

1)если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);

2)если истец или ответчик находятся в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;

3)в силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочки исполнения обязательств (мораторий);

4) в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение.

По сравнению с ранее действовавшим законодательством (ст.85 ГК 1964 РСФСР) в ГК РФ внесен ряд изменений. Во-первых, учтено понятие непреодолимой силы, как чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (вместо предусматривавшихся в ранее действовавшем законодательстве «событий»). Это позволяет исключить споры о том, служат ли основанием для приостановления давности чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях явления общественной жизни (например, военные действия или забастовки). Во-вторых, оговорено, что мораторий, объявленный Правительством РФ, принимается во внимание лишь тогда, когда основанием для него послужил закон. В-третьих, предусмотрено новое основание-приостановление действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение.

Предусмотренный ст.202 ГК РФ перечень не является исчерпывающим (см. ст.198 ГК РФ). Например, по требованиям, в которых исчисление суммы иска зависит от расчетов по общей аварии, срок исковой давности приостанавливается на время со дня вынесения диспашером постановления о наличии общей аварии и до дня получения заинтересованным лицом диспаши.

Перерыв означает, что течение срока исковой давности при определенных обстоятельствах прерывается и после того, как действие, вызвавшее перерыв, прекратится, она снова течет, но в отличие от приостановления уже с самого начала. Соответственно время до перерыва в расчет не принимается. Гражданский Кодекс РФ (ст. 203) предусматривает два обстоятельства, вызывающих перерыв.

Первое - предъявление иска, при этом непременно в установленном порядке (то есть с соблюдением правил о подведомственности и подсудности, надлежащих сторонах в споре, претензионных сроках и др.).

Второе - совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Действия, о которых идет речь, могут иметь различный характер. В одних случаях это сообщение: "признаю долг". В других - совершение конклюдентных, то есть позволяющих судить о признании, действий. Один из возможных вариантов - уплата части долга. Таким образом, если полученный кредит своевременно не возвращен, исковая давность начинает течь с момента наступления срока его возврата. Но если должник уплатит часть долга (при этом размер ее роли не играет), то с момента уплаты исковая давность начинает течь заново.[1]

Одной из новаций в правилах ГК РФ об исковой давности выступает изменение правового режима перерыва течения срока исковой давности в отношениях между юридическими лицами. Согласно ранее действовавшему ГК РСФСР (ч. 2 ст. 86) по спорам, в которых одной или обеими сторонами являлись граждане, течение срока исковой давности прерывалось совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Для отношений между юридическими лицами, таким образом, ранее имелось лишь одно общее основание для перерыва течения срока исковой давности — предъявление иска. Такое регулирование было установлено с целью не допустить возможности коммерческого кредитования, открывающейся в связи с использованием признания долга обязанной организацией, что запрещалось действовавшим тогда законодательством.

В настоящее время независимо от субъектного состава участников правоотношений исковая давность прерывается предъявлением иска, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга (ч. 1 ст. 203 ГК РФ).

Признание совершенных должником действий, свидетельствующих о признании долга, в качестве основания для перерыва течения срока исковой давности в тех случаях, когда должником является организация, осложняется правовой природой юридического лица. Юридическое лицо, в отличие от человека, не представляет собой живого существа и в точном значении слова вовсе не может "действовать". Поэтому всякое действие должника в физическом смысле есть действие людей. Однако в юридическом смысле организация может действовать, хотя и через посредство тех или иных людей. Здесь и скрывается известное затруднение. Оно состоит в правильном определении круга тех лиц, действия которых, свидетельствующие о признании долга, могут быть отнесены к действиям самого лица. К таким лицам, в частности, относятся граждане (гражданин), составляющие (представляющий) собой уполномоченный орган юридического лица (коллегиальный или единоличный).

В аспекте поднятого вопроса не вызывает больших сомнений оценка действий надлежаще уполномоченного представителя юридического лица. Значительную сложность представляет собой квалификация действий работников юридического лица. Конкретные судебные дела показывают, что ответчики, опровергая перерыв течения срока исковой давности вследствие совершения работниками должника действий по признанию долга, как правило, указывают на то, что данные работники не являются уполномоченными лицами организации, не имеют доверенностей и их полномочия не явствуют из обстановки.

Данный вопрос действительно весьма сложен как с практической, так и с теоретической точки зрения. Вместе с тем в законе можно попытаться выявить намерение законодателя в отношении взаимосвязи действий юридического лица и его работников. Так, согласно ст. 402 ГК РФ действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Однако с точки зрения системы Кодекса данная норма расположена в главе об ответственности и устанавливает, что должник отвечает за действия работников юридического лица по исполнению его обязательства, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Если же обратиться к имеющейся судебной практике, то согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 года № 9 "О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок"[2] принятие исполнения может рассматриваться как одобрение сделки, заключенной от имени юридического лица неуполномоченным представителем (п. 7).

В деловой практике далеко не каждое принятие исполнения совершается органами юридического лица или лицами, имеющими доверенность. Например, принятие товара зачастую осуществляется работниками, в чьи служебные (трудовые) обязанности входит совершение этих действий.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 февраля 1996 года № 3994/95[3] по конкретному делу (которое касалось заключения сделки неуполномоченным лицом) указано следующее: действия работников ответчика по составлению приемосдаточного акта машинной обработки с указанием подробной классификации принятого товара по видам, цвету, классам, подклассам подтверждают, что в данном случае работники фабрики действовали в порядке, обычно принятом для приемки товара, его хранения и реализации, и эти фактические отношения сторон свидетельствуют о признании факта приемки товара материально ответственными липами ответчика. Таким образом, указанные действия расценены в качестве оснований, подтверждающих одобрение сделки.

Представляется, что если действия работников по принятию исполнения могут свидетельствовать об одобрении сделки, то такие же действия работников, свидетельствующие о признании долга, следует рассматривать как основание для перерыва течения срока исковой давности.

Поэтому с практической точки зрения можно было бы считать, что совершение работником должника действий по исполнению обязательства, свидетельствующих о признании долга, прерывает течение срока исковой давности, если эти действия входили в крут его служебных (трудовых) обязанностей или полномочие на совершение таких действий явствовало из обстановки (абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ).

Практика позволяет дать примерный перечень действий, которые можно рассматривать как свидетельствующие о признании долга. Это признание претензии (письменное); частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой одно основание, а не складывается из различных оснований (например, долг из договора и долг из деликта, требования по которым соединены в одну претензию, или долг по двум разным договорам, также соединенный в претензии); уплата процентов по основному долгу; уплата подлежащих применению к ответчику за просрочку исполнения санкций; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, а равно просьба должника о таком изменении договора (например, письменная просьба об отсрочке или рассрочке платежа); совершенные в письменной форме предложение должника обеспечить долговое обязательство, заявление о зачете, акцепт инкассового поручения. Совершение указанных действий в письменной форме позволит доказать в суде факт признания долга и, тем самым, не пропустить срок исковой давности.

Примечательно, что в зарубежном гражданском праве, например в Германии, некоторые из названных оснований, а именно уплата части долга или процентов, а равно предоставление обеспечения прямо указаны в законе как случаи перерыва течения срока исковой давности, поскольку они свидетельствуют о признании долга.

Оценивая обстоятельства, свидетельствующие о признании долга, необходимо принимать во внимание, что закон связывает с таким перерывом совершение должником соответствующих действий. Поэтому необходимо заметить следующее.

Поскольку в ст. 203 ГК РФ сказано, что течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, давность не может прерываться посредством бездействия указанного лица. Следовательно, тот факт, что должник не оспорил платежный документ о безакцептном (бесспорном) списании денежных средств, возможность оспаривания которого предусмотрена законом или договором, не может служить доказательством, свидетельствующим о признании обязанным лицом долга.

Статья 203 ГК РФ устанавливает, что исковая давность прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

В гражданском праве принято различать так называемый основной долг и дополнительные требования, невыполнение которых, очевидно, представляет собой дополнительный, или не основной долг. К последним принято относить, в частности, требования об уплате неустойки и возмещении убытков, которые есть не что иное, как гражданско-правовая ответственность. В связи с этим и возникает вопрос: имел ли в виду законодатель, что давность может прерываться по указанному основанию в отношении лишь основного долга, но не требований о применении к истцу ответственности?

На наш взгляд, ответ на данный вопрос должен быть отрицательным. В данном случае законодатель не имел в виду только основной долг, а полагал возможным перерыв течения срока исковой давности как в отношении основной суммы долга, так и посредством признания дополнительных (не основных) долгов, которые, в частности, могут выражаться в обязанности уплаты неустойки и убытков. Хотя на практике и в теории вполне обоснованно принято разделять основной долг и ответственность, сам законодатель во многих случаях этого не делает, явно понимая под термином "долг" также и ответственность (см., например, п. 2 ст. 363 ГК РФ).

Как показывает судебная практика, в качестве признания долга может рассматриваться и факт подписания документа (договора), в соответствии с которым стороны намеревались изменить свои обязательства, из которых проистекают требования истца, несмотря на то, что этот документ (договор) был оценен судом как незаключенный[4].

---------------------------------------

[1] См.: Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей / Под ред. М.И. Брагинского. М., 1999. С.301.

[2]См.:О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 года № 9 // Вестник ВАС РФ. 1998. № 7.

[3] См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 февраля 1996 года № 3994/95 // Вестник ВАС РФ.1996. № 4.

[4] См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 ноября 1999 г. № 4021/99 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 1.
Категория: Исковая давность. Кислицына А.М. | Добавил: GOD | Теги: А.М., влияющие, давность., на, обстоятельства, Кислицына, исковую
Просмотров: 2447 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]