MENU
Главная » Файлы » Учебные материалы » Исковая давность. Кислицына А.М.

Заявление о применении исковой давности. Кислицына А.М.
11.05.2012, 21:23
Кислицына А.М.
Глава III. Применение исковой давности
3.1. Заявление о применении исковой давности

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятые 31 мая 1991 г. и введенные в действие на территории России с 3 августа 1992 г., содержали целый ряд принципиально новых норм гражданского права.

К их числу относится норма о применении исковой давности.

Раньше исковая давность применялась судом, арбитражем или третейским судом независимо от заявления сторон (ст. 82 ГК РСФСР 1964 г.). В отличие от этого Основы гражданского законодательства 1991 года установили, что исковая давность применяется судом, арбитражным судом или третейским судом только по заявлению стороны в споре (ч. 1 п. 1 ст. 43).

Новый ГК РФ, сохранив принцип применения исковой давности только по заявлению сторон, вместе с тем внес некоторые уточнения в это правило. Пункт 2 ст. 199 ГК устанавливает, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Толкование этой нормы имеет чрезвычайно большое практическое значение. Практика уже поставила ряд вопросов, касающихся применения исковой давности.

Совершенно очевидно, что, приняв такую норму, законодатель запретил суду "вспоминать" об исковой давности, предоставив возможность сделать это сторонам спора.[1]

Таким образом, мы видим, что одним из существенных изменений последнего времени в отношении правового режима исковой давности стало возвращение к прежнему принципу ее применения только по заявлению стороны в споре. Как уже было упомянуто, вплоть до вступления в действие Основ гражданского законодательства 1991 года исковая давность применялась судом ех officio, то есть по собственной инициативе. Применение исковой давности только по заявлению стороны в споре отвечает современным подходам зарубежного гражданского законодательства, равно как и нормам некоторых международных договоров.

Этот принцип, всецело отвечая общему положению цивилистики об осуществлении права своей волей и в своем интересе, полностью отдает решение вопроса об освобождении от взыскания на усмотрение должника (ответчика).

Как следует из положений ГК РФ суд ни в коей мере не должен возбуждать вопрос об исковой давности по собственной инициативе, как бы это ни казалось ему справедливым. Очевидно, что иное было бы попросту подсказкой для ответчика, что вступает в противоречие с принципами беспристрастности суда и состязательности в гражданском процессе. На практике, однако, еще встречаются такие негативные явления[2]. Верховный Суд РФ, отменяя в связи с этим судебный акт нижестоящей инстанции, указал, что "суд может по своей инициативе поставить на обсуждение лиц, участвующих в деле, любой вопрос, имеющий, по его мнению, юридическое значение, кроме касающегося исковой давности, поскольку специальная норма материального права (п. 2 ст. 199 ГК РФ) связывает применение исковой давности только с тем, будет ли заявлено об этом стороной в споре. При таком положении суд не вправе по своей инициативе ставить на обсуждение вопрос о применении исковой давности".

Представляется, что суд не вправе предлагать какой-либо из сторон по делу представлять доказательства или давать объяснения по вопросу истечения срока исковой давности, если заявления о применении исковой давности не было. Указание на пропуск срока исковой давности в определении суда о подготовке дела к судебному разбирательству недопустимо.

Как уже было отмечено, согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется по заявлению стороны в споре.

Так, в постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25 января 2000 г. № А39-568/99-36/6 по конкретному делу указано, в частности, что «исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения»[3].

В соответствии с гражданским и арбитражным процессуальным законодательством сторонами в деле являются истец и ответчик. В связи с этим возникает вопрос: может ли быть сделано соответствующее заявление третьим лицом?

Учитывая, что упомянутые выше нормы процессуального закона не предоставляют третьему лицу права на отказ от иска и оно лишь пользуется правами стороны, таковой не являясь, можно было бы говорить о том, что третье лицо лишено права на заявление о пропуске срока исковой давности. Вместе с тем такой подход вызывает определенные сомнения. С формальной точки зрения обращает на себя внимание, что если норма материального права говорит о "стороне в споре", то положение процессуального закона оперирует понятием "сторона в деле". С практической точки зрения можно, видимо, отыскать случаи, когда третье лицо, лишенное указанного права, фактически потеряет возможность защитить свои интересы. Например, в случае предъявления иска к одному из солидарных должников (при отсутствии согласия истца на привлечение другого ответчика) другой должник, участвующий в деле в качестве третьего лица, не имея возможности заявить о пропуске срока исковой давности, рискует впоследствии отвечать перед ответчиком, иск к которому был удовлетворен, по регрессному обязательству, ибо течение срока исковой давности по такому требованию начинается с момента исполнения основного обязательства (п. 3 ст. 200 ГК РФ).

При множественности лиц в обязательстве каждый из его участников может заявлять о применении исковой давности лишь по своему правоотношению. Этот вывод вытекает как из сущности правоотношений, так и из положения ч.1 ст.308 ГК РФ: «Недействительность требований кредитора к одному из лиц, участвующих в обязательстве на стороне должника, равно как и истечение срока исковой давности по требованию к такому лицу, сама по себе не затрагивает его требований к остальным этим лицам».

Представляется, что и здесь необходимо, в силу отсутствия специальной нормы закона, обратиться к общим началам и смыслу гражданского законодательства. Принцип осуществления права в своем интересе не позволяет распространить волеизъявление одного из ответчиков на другого без согласия на то последнего. Иными словами, заявление о применении исковой давности, сделанное одним из ответчиков, не распространяется на других ответчиков.

С практической точки зрения такой подход означает необходимость заявления о пропуске исковой давности каждым из ответчиков, что призывает их к активной позиции в гражданском процессе. Для случаев солидарной ответственности должников применение давности в отношении одного из ответчиков не будет означать отказа в иске к другому, если он не воспользовался своим правом на соответствующее заявление.

В судебной практике нередки случаи, когда заявление о применении срока исковой давности делается не в письменной, а в устной форме. Это обстоятельство порой служит основанием для отказа в применении исковой давности судами. Между тем ни материальный закон, ни процессуальное право не устанавливают какой-либо специальной формы для такого заявления.

Следовательно, применение исковой давности возможно и по устному заявлению стороны, которое в таком случае необходимо фиксировать в протоколе судебного заседания. Судебная практика свидетельствует о том, что соответствующее заявление может быть сделано как в устной, так и в письменной форме — в отзыве на иск или в ответе на претензию, когда законодательством предусмотрена обязанность непосредственного (претензионного) урегулирования спора[4].

Немало споров возникает и при определении стадии судебного процесса, когда может быть сделано заявление о применении исковой давности. Статья 199 ГК РФ представляет собой гибрид материальной и процессуальной норм, поскольку указывает, что заявление может быть сделано до вынесения судом решения. Полагаем, что его нужно делать с соблюдением всех требований процессуального законодательства. Это означает — заявление может быть сделано только до прений сторон, а не во время прений или после них до вынесения решения. Дело в том, что при поступлении такого требования суд должен исследовать обстоятельства, связанные с течением давностного срока (его начало, перерыв, приостановление), что возможно только при рассмотрении дела по существу. Поэтому, если сторона в прениях или реплике заявляет о применении исковой давности, она же должна заявить и ходатайство о возобновлении рассмотрения дела по существу. Думается, суд не должен по своей инициативе возобновлять в таких случаях рассмотрение дела. Это было бы нарушением принципа диспозитивности.

По смыслу п. 2 ст. 199 ГК РФ заявление об исковой давности может быть сделано только до вынесения судом решения. В юридической литературе высказано мнение, согласно которому соответствующая сторона может требовать применения норм об исковой давности после вынесения судом решения, если вышестоящая инстанция установит наличие обстоятельств (неграмотность, беспомощное состояние, преклонный возраст), препятствовавших заинтересованному лицу воспользоваться своим правом[5]. Высшие судебные инстанции уточнили, что речь здесь идет о решении суда первой инстанции[6].

Поскольку в силу возможности отмены решения дело может рассматриваться по первой инстанции не один раз, актуальным становится вопрос о необходимости повторного заявления о применении срока исковой давности после направления дела на новое рассмотрение вышестоящей инстанцией. Поскольку законодатель связывает применение исковой давности с волеизъявлением соответствующей стороны, думается, что в случае отмены решения и направления дела на новое рассмотрение суду при повторном рассмотрении дела следует применять нормы ГК РФ об исковой давности и в тех случаях, когда ответчик не заявляет о применении сроков исковой давности вторично, при условии, что такое заявление было сделано им до вынесения отмененного впоследствии решения суда.

В то же время представляется, что ответчик может и отказаться от ее применения, дезавуировав свое первоначальное заявление.

Право должника применить исковую давность ограничивается наличием вынесенного судом решения по делу. Поэтому, по нашему мнению, при последующем, после отмены решения суда, рассмотрении дела исковая давность должна применяться по заявлению стороны и в тех случаях, когда ответчик не заявлял о применении исковой давности при предыдущем рассмотрении спора.

Сложность юридических отношений и правовых связей нередко приводит к тому, что иск предъявляется не к тому лицу, которое состоит в спорном правовом отношении с кредитором. В этом случае заявление о применении исковой давности, сделанное ненадлежащим ответчиком, не может иметь каких-либо правовых последствий, хотя бы срок исковой давности действительно истек[7]. Никто не может распорядиться правом, которое ему не принадлежит. Поскольку правом на заявление по вопросу исковой давности обладает лишь тот субъект гражданского оборота, который ответствен по иску, то есть является надлежащим ответчиком, именно он и может реализовать это право непосредственно либо через представителя. Обратная ситуация складывается тогда, когда происходит замена ответчика правопреемником (ст. 40 АПК РФ), и повторного заявления правопреемника о применении исковой давности при этом не требуется.

В судебной практике встречаются случаи, когда ответчики делают письменные или устные заявления, заявляют ходатайства, дают пояснения, которые непосредственно не содержат просьбы к суду о применении исковой давности, они лишь включают ссылки на соответствующие статьи Гражданского кодекса. Видимо, формальный подход к таким случаям волеизъявления (констатация отсутствия надлежащего заявления) был бы неверным. Очевидно, что решающим фактором для применения исковой давности выступает действительная воля соответствующей стороны, в какой бы внешней форме она ни проявлялась (заявление, ходатайство, объяснение), из которой следует намерение воспользоваться возражением (exceptio) об истечении срока исковой давности. Поэтому представляется, что ссылка ответчика в сделанном до вынесения решения устном или письменном заявлении, в том числе в отзыве на иск, на соответствующие статьи Кодекса об исковой давности является достаточным основанием для ее применения судом и в тех случаях, когда упомянутое заявление не содержало ходатайства, просьбы, требования и т. п., где прямо указывалось бы о применении исковой давности.

В судебной практике возникает много процессуальных вопросов применения исковой давности и исчисления ее сроков в различных "нештатных" процессуальных ситуациях. Рассмотрим некоторые из них.

При предъявлении нескольких исковых требований одним истцом к одному ответчику последний может сделать заявление о применении исковой давности как в отношении всех, так и в отношении некоторых требований. По каждому из них срок исковой давности исчисляется отдельно. Ведь в основе требований лежат разные правоотношения, нарушения субъективных прав могут не совпадать по времени.

При изменении истцом предмета иска срок давности должен считаться прерванным в момент предъявления первоначального иска, а при изменении основания иска — в момент такого изменения. Объясняется это тем, что предметом иска является требование истца, не влияющее на само спорное материальное правоотношение, тогда как основание иска — именно спорное правоотношение. Изменение же основания означает замену одного правоотношения другим. Следовательно, защищается уже другое нарушенное материальное право. Поэтому и течение срока давности должно прерываться только предъявлением иска именно в защиту этого другого права, то есть с момента изменения основания иска.

Применение исковой давности при правопреемстве в судебной практике сложности не представляет (в отличие от ее применения при замене ненадлежащей стороны). Если иск предъявлен ненадлежащим истцом, течение давностного срока не должно прерываться, так как право предъявления иска принадлежит только лицу, чье право нарушено. Ненадлежащий же истец таковым не является. Только с момента замены его надлежащим течение давностного срока должно прерываться. При замене ненадлежащего ответчика срок давности должен считаться прерванным с момента предъявления иска к первоначальному ответчику, а не с момента его замены. Ведь ст. 203 ГК РФ говорит о перерыве срока исковой давности предъявлением иска в установленном порядке. Выявление ошибки в определении ответчика не является основанием ни к прекращению дела, ни к оставлению иска без рассмотрения. Поэтому данное обстоятельство не влияет на перерыв течения срока исковой давности.

Хотя предъявление иска ненадлежащим истцом тоже не влечет прекращения дела или оставления иска без рассмотрения, процессуальные последствия предъявления иска ненадлежащим истцом следует признать противоречащими принципу диспозитивности реализации гражданских прав. Ведь каждый гражданин может и должен знать свои права и способы защиты этих прав, но не каждый гражданин может без помощи суда установить нарушителя своего права.

-----------------------------------------

[1] Об исковой давности. Э. Гаврилов. // «Российская юстиция», № 2, 1998.

[2]См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 декабря 1996 г. // Консультант плюс.

[3] Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25 января 2000 г. № А39-568/99-36/6.// Информационная база «Консультант плюс: арбитражная практика».

[4]См.: О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 // Российская газета от 8.12.2001.

[5] См.: Толстой Ю.К. Давность в Гражданском кодексе РФ // Правоведение. 1995. № 1. С.16. По нашему мнению, упомянутые обстоятельства касаются лишь физических лиц и являются основанием для восстановления срока (ст.205 ГК РФ).

[6]См. О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса РФ: п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 1995 года № 2/1 //Хозяйство и право. 1995. № 6.С.124.

[7] См.: Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М.,1994. С.191.
Категория: Исковая давность. Кислицына А.М. | Добавил: GOD | Теги: А.М., исковой, применении, Кислицына, Заявление, давности.
Просмотров: 2661 | Загрузок: 0 | Комментарии: 2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]